В Беларуси завтра облачно

«В Беларуси завтра облачно» - сообщило радио на заправке. Я выглянул в окно – в Беларуси было облачно и сегодня. Слышать прогноз на всю страну скопом довольно забавно. Впрочем, забавно не только это. Шутки про картофель настолько прилипли к этой стране, насколько это вообще возможно с точки зрения физики. Но в закусочной Бреста есть несколько бургеров с драниками вместо булок. Еще в Бресте есть удивительные по своей музейной обстановке апартаменты, но об этом нам предстоит узнать еще только через две недели, на обратном пути.

Вечером в конце декабря в крепости почти нет освещения и посетителей. Из репродукторов заунывно тянет хор и это практически единственный звук. Чем дальше, тем лучше глаза привыкают к темноте, тем больше открывается деталей. Сначала видишь только руины стен в метр высотой и такой же толщины. Не хочется думать, какой здесь был огненный ад, когда рушились эти здания. Не хочется даже позволять себе представить это, потому что чувствуешь – сегодня, в этой режущей тишине и темноте, в этом абсолютном одиночестве Брестская крепость настолько атмосферна, что еще чуть-чуть и ты руками коснешься того ужаса, который спит здесь все эти годы.

Поэтому идешь в сторону света, к огню. Но для этого надо миновать множество фамилий. На –ов, на –ко, на –ян, на –или. Много «Неизвестный». Стоя перед огнем, думаешь – какой же это бред. Все невероятное, что представляет собой жизнь, все, что человек думал, чувствовал и испытывал, все оборвалось тут. Он мог бы быть Иваном, Петром или Николаем, если бы история мира, страны или его самого пошла бы иначе. Он стал Неизвестным.

В Беларуси сегодня облачно, но все же редкие звезды пробиваются. Оказавшись под ними на этом крошечном камне на обочине вселенной, понимаешь лишь, что ничего здесь понять не способен. Как от решений единиц миллионы забывают себя. Как то, что всегда считалось величайшим злом, вдруг почитается за благо, за долг, за подвиг. Однажды это закончится, и что ты сделаешь, оставшись наедине со своей памятью? Сможешь ли ты защититься от нее? От того, что видел, от того что делал, от того, что делали другие?

Стоя под светом редких звезд на крошечном камне на обочине вселенной, я надеюсь лишь, что мне никогда не придется познать ответы на эти вопросы.

Когда аплодируют молотки.

Тоска эстетически красива. Как ни крути, уныние и сплин, не отмеченные нытьем и попытками залить горючими слезами любую встречную жилетку, оромантизированы до абсолюта. Не знаю, является ли тоска обязательной чертой творчества, но не нужно долгими годами изучать историю искусств, чтобы обратить внимание – грустных стихов и песен в 9000 раз больше, чем позитивных и жизнеутверждающих.

Тоска красива. Аккуратный запой, чтобы киношный – без обоссаных штанов, рыгания в переходах и опухшего до состояния предрассветного китайского пчеловода ебала. Эстетический запой – чтобы вискарь и непременно из горла, чтобы щетина, непременно сизая и трехнедельная – ни больше, ни меньше, как по ГОСТу. Чтобы в качестве саундтрека блюз или Ян Тирсен.

Умение красиво сливать жизнь в унитаз – искусство. В скольких фильмах мужественный главный герой уходит от суеты в уютный алкогольный мирок, страдая по ушедшему, сторонясь людей и не желая ничего менять. Потом, как правило, менять все же приходится – потому как одно дело смотреть как бравый, скажем, Хью Джекман, оставив вредные привычки бегает по Японии, лихо нарезая врагов в мелкий салат, и другое – как тот же самый Хью два часа эфирного времени вливает в себя сорокаградусные антидепрессанты. Наверно, будь люди икс артхаусом оно бы так и выглядело.

Но то, что герой выходит из тоски ради великой цели не означает, что он бухал зря. Видя его на дне, мы проникаемся, какая же тонкая душевная у него, оказывается, организация. Это красиво. Иногда я хотел бы так прожить жизнь – сконцентрировавшись на чем-то безвозвратно ушедшем, а оттого чертовски грустном. Будь у меня тысяча жизней в запасе, я выделил бы одну под это исключительно для эстетики. Обзавелся бы вискарем и сизой щетиной. Слушал бы блюз и Тирсена. Такая тоска до гробовой доски, такая настоящая театральная роль.

И однажды меня, сыгравшего ее до конца, положили бы в деревянный ящик и накрыли крышкой. Бум, бум, бум, бум – застучали бы молотки. Удары бы эти, сначала редкие, чуть позже посыпались бы валом, перерастая в овации, и крышка бы поднялась, как занавес; приподнявшись на локтях, я увидел бы людей, недавно плакавших, которые теперь аплодируют мне – так хорошо и красиво я сыграл. Уверен, в тот момент тоска бы покинула меня и не возвращалась бы больше – я закрыл бы эту тему. Да, я мог бы отлично сыграть эту роль. Но то, что меня останавливает  - боюсь, что удары так и останутся редкими. А занавес так и не поднимется.

Свобода быть дураком

Мимо меня стремительно побежала женщина. Ну, как пробежала - руки по швам, лицо серьезное, только ноги мелькают быстрее. "В чем смысл?" - задал я себе вопрос. Скоро пришел к выводу - смысл в серьезном лице.


Вероятно, вам тоже иногда попадались люди, которые типабегут. Скорость этого типабега, как правило, не сильно превышает скорость просто быстрой ходьбы. Но превышает все же. У меня есть теория, как появился такой необычный тип передвижения - это незаконнорожденный сын стремления успеть и желания сохранить внушительный вид. Кажется, как будто и то и другое получается не в самой лучшей форме. А откуда взялся вообще этот "внушительный вид"?


Collapse )

(no subject)

Выхожу покурить в коридор и вижу в окне равномерное темно-синее небо. Потом глаза привыкают и проявляется самая яркая звезда. К тому моменту как докурю до половины, даже московское небо отмечено десятком космических лампочек. Мне кажется, что с жопой, которая в глобальном смысле, а не элемент туловища, та же ситуация - всегда есть возможности, и в окружающей темноте есть звезды. Остается только их увидеть.
Если вспомнить путешествия - в них звезд всегда больше. Прямо россыпи. Наверно, пора мне собираться в путь

(no subject)

Мне иногда кажется, что стоит перестать бежать, остановиться, и я пойму что-то важное, что меня прям осенит нечто жизнеопределяющее. Но почему-то если я останавливаюсь, то атмосферным столбом начинает давить чувство, мол, я стою, а жизнь-то идет, что пропускаю, упускаю что-то. И опять приходится бежать. Так и не жизнеопределившись в очередной раз

Какая жизнь, такой и браузер

Некоторое время назад, ровно до того как я начал верстать во сне и наяву, я не испытывал никаких особых эмоций к Интернет Эксплореру. Потом все изменилось, конечно. Вы, должно быть, знаете, что старые версии не поддерживают современные технологии, поэтому кто-то выглядит нехорошо - либо интернет убогим, либо верстальщик заебанным. Со временем эти версии и вовсе поддерживать перестают, но корпоративная статистика показывает, что на наши сайты заходят даже с ИЕ5 иногда. Вот у них интернет выглядит совсем дерьмово.

Но я отнюдь не собираюсь говорить с вами об интернетах, просто придумалась такая параллель. Как известно, в мире семь с чем-то там миллиардов человек. Получается, в мире семь с чем-то там миллиардов миров, порой отличающихся кардинально. Мир, например, моей мамы гораздо опасней моего - там автостопщики, путешественники, туристы, люди, на чем-либо катающиеся, с чего-либо прыгающие и по чему-либо лазящие имеют запредельно высокую вероятность погибнуть. По воскресеньям даже дважды. Мир чувака, поднимающегося на небоскребы снаружи и без страховки оглашается звоном стальных яиц, а где-то бегают пони и летают феи - примерно пополам в мирах маленьких девочек и опиумных наркоманов. Словом, вполне можно подобрать себе приятное место для жизни.


Некоторые люди делают на редкость хуевый выбор. Работают ненавистную работу, например. Смотрят НТВ. Ругаются в метро. Есть распространенное мнение, что пользователи интернет эксплорера должны страдать. Наверно, тут так же.

Нищебродской ненависти пост

В конце денег осталось слишком много месяца. Наверно из-за этого я подозрительно вглядываюсь в каждую рекламу, несущую в себе информацию о ценах, и после этих вглядываний нередки случаи возгорания в глазах света классовой ненависти.


Вот, например, еду я в метро, а точнее поднимаюсь на эскалаторе наверх и вижу такое сообщение "Кофе и булочка с сосиской всего за 120 рублей!". Замечали, как легко реклама манипулирует нашими представлениями об окружающем мире? Например о понятии дешево/дорого. Вот кофе и булочка с сосиской - всего 120 рублей! Ну охуеть теперь! Себестоимость этого угощения, включая плату за электричество для кофемашины и траты на батарейки, вбиваемые в позвоночник повару-таджику, чтоб работал как заяц-энерджайзер и не бехельмэ-мэхэльмэ себе тут, ниже указаной цены на много-много-премного. Вот в институте меня учили труевому экономизму - берем себестоимость, накидываем 10-20% и продаем. Мне не попадаются такие места, где продавцы ограничивались 10-20%. Наверно, учебник устарел.


Зато есть нихуевый маркетинговый ход - после любой цены мы ставим восклицательный знак, а до цены - слово "всего". Так любая многозначная неадекватушка превращается в нечто дешевое.


Плакаты о продаже квартир вообще вгоняют меня в грусть/печаль/тоску в случайном порядке. Живой пример - жилплощадь в заднице от 3 млн. "от" несколько намекает нам, что это за помещение, наимение во всем доме приспособленное для жилья разумной жизни. Хотя станет ли по-настоящему разумная жизнь платить 3 млн за что-то, столь слабо приспособленое к проживанию себя, еще вопрос. Но дело даже не в этом. 3 млн - это число с шестью нулями. Не было бы никакой проблемы, коль бы нули эти стояли бы перед отличной от них цифрой. Вот тогда б да, вот тогда б действительно - и "всего" в начале и "!" в конце. Но увы. Вот в моей зарплате 4 нуля. Казалось бы, делов-то - два нуля прикрутить. Что такое ноль? Ничего. Ведь на этом построены все задачки по математике для начальной школы. Вроде "У Пети шесть яблок, а у Васи два нуля. Кто из мальчиков лошара?".


Но по пути из начальной школы к рынку жилья математика становится не менее бессердечной сукой, чем гравитация. А в конце денег остается еще так много месяца.

Буйки

Так бывает иногда - заиграет на плеере давно не слышанная песня и вдруг вызовет из памяти цепочку событий, происходивших когда-то и волей судьбы связавшихся с этим треком. Так и вчера, стоило заиграть Scorpions, как я уже не шел в темноте к метро Кунцевская, а ехал, пусть тоже в темноте, в электричке из Питера в Комарово. Можно добиться этого эффекта искуственно - просто гоняя определенный трек во время поездки. Но система не всегда работает - я так хотел привязать Калининград к Wonderlust King, а он взял и привязался к другой песне. И до сих пор не знаю, что стало буйком для недавнего Крыма. Тем интересней будет, когда внезапно выяснится.


Начав раздумывать об этом, я попытался припомнить и другие музыкальные буйки, ведущие к каким-то воспоминаниям. Оказалось, всех их связывает одна черта - каждый из них плавает территориально где-то вне зоны моей основной жизнедеятельности.


Олег Медведев - Зеленая дверь. 2007 год, Хибины. Устав проклинать старый рюкзак с нерабочим поясом, себя и горы, тащусь на Северный Чорргор. Пою, что вспоминается. Почему-то вспоминается исключительно Медведев. Тогда я, наверно, знал все же больше его песен, но именно эта связалась с тем перевалом.




Раммштайн - Sonne. Год наверно 2000 - открытие для себя Раммштайна. Калининградская область, Зеленоградск, берег, вроде б даже утро.




Red Elvises - Venice, USA. В 2010 год на подъезде к Адлеру меня посещают невеселые мысли, что я еду черт знает куда (в археологическую экспедицию), чтоб месяц махать лопатой, а я даже никого не знаю там. Но в окне наконец показывается море, а на плеере включается эта песня. И настроение меняется на 180 градусов - теперь все заебца.



Аддис Абеба - Эники-беники. Конец недавнего сентября в Минске. Неожиданно позитивная поездка, солнце и много регги.



Scorpions - Lorelei. Электричка из Питера в Комарово где-то в середине этого ноября.



Gogol Bordello - Ultimate. Гимн возвращения в Калининград после пятилетнего отсутствия. 2011 год.



Алаи Оли - Евротреш. Москва-Абхазия летом 2011.



Эти вспомнил сходу. Сколько еще, интересно, на пыльных полках моих мозгов ждут чтоб при прослушивании давно забытого трека выпрыгнуть, как стриптизерша из торта? Неплохой повод чтобы переслушивать старую музыку - мало ли, какие вспомнятся дела давно минувших дней.

Расскажешь детям про Деда Мороза?

Мне кажется, что ноги большинства эмоциональных пиздецов растут из несоответствия реального мира идеальному, какому-то, каким реальный по идее должен бы быть. Не стану утверждать, что все начинается именно с Деда Мороза, но, возможно, желание создать детям сказку в конце концов приводит их к некислой просадке, когда оказывается, что на самом деле не существует ни ложки, ни сказки. То есть сначала веришь в Деда Мороза, потом не веришь, потом сам им становишься. И вот уже мы, такие мудрые и разочаровавшиеся в жизни, стремимся создать новому поколению небольшую резервацию диснея.


Каким-то образом,  даже без волны самоубийств, приходит знание того, что эльфов не бывает, русалочки не бывает, а котята вырастают в больших котов. А потом умирают. Но это уход маленьких сказок, годных только для маленьких детей. На долгое время, может быть даже и на всю жизнь с большими детьми остаются большие сказки про любовь, дружбу, верность, вечность, про добро и зло, про свое особенное место в мире и необходимость свершения великих дел. И вот эти уже уходят не так мягко и здесь уже бывают вполне и самоубийства. А кто бы рассказал нам, что это все нормально, что великих дел не хватит на всех, благо семь миллиардов великих дел - это работа для 583 333 333 целых и одной трети Геракла. Что это реальный мир – да, можно, оказывается, любить более одного человека в один момент времени. Мы бы, наверно, чуть меньше бы охуевали от себя, если бы знали, что такова уж наша ебанутая природа.


Хотя, наверно, мы и так это знаем, а не знаем, так догадываемся, но мысли эти от себя ссаными тряпками отгоняем, потому что не хочется таким быть – лысой прямоходящей обезьяной. Хочется чтоб как в сказке. Да только не бывает так. Точнее бывает, но только внешне.

Странное чувство

  Даже не предполагал, что дело займет столько времени - без малого полгода от идеи до окончания записи. Но, как бы то ни было 9 песен записаны. Андрей Федосеев "Странное чувство".